Любовь Юрия Никулина к братьям нашим меньшим не нуждается в доказательствах. У артиста в разное время жили разные собаки: таксы, спаниели, ризеншнауцеры. Один из которых, кстати, стережет место последнего приюта Никулина.

Но была в череде домашних любимцев и совершенно особая собака. К сыну Юрия Владимировича 9 мая 1980 года на улице прибилась собачка. Явная потеряшка, но в толпе и суете праздничного дня Максим не смог отыскать хозяев испуганного песика. И бросить его тоже не смог, потому повез домой дрожащее создание.
На прогулке с Кутей

Дома у Никулиных царило оживление: хозяин принимал гостей. К моменту возвращения Максима часть из них уже разъехалась, другие остались ночевать. Припозднившаяся парочка – артист цирка Альперов и доктор философии Фролов оживленно обсуждали животрепещущую тему – природу человеческого смеха. Понятно, что к этой теме мужчины подошли уже по достижении определенной кондиции. Когда Максим вошел вместе с приобретением, то Фролов как-то странно на них взглянул, свернул разговор и ушел к себе. А на следующий день позвонил Никулину, чтобы извиниться за неожиданный уход. Который объяснил следующим образом:

Юра, милый, мы вчера так хорошо выпили, что в какой-то момент мне показалось, что по дому уже собачка бегает. Я понял, что допился не до белочки, но до собачки и надо срочно идти домой.

Так и осталась в доме Кутерьма – сокращенно Кутя. Хотя Максим пообещал родным поискать хозяев псинки, на следующие 13 лет в доме поселилось такое шкодливое счастье.

Повадки у приобретения были исключительно фокстерьерские: шалунья, активистка, шкода. Такой была Кутя. При выходе на прогулку на площадке собачка всегда организовывала собачью свару, но сама в разборках не участвовала.

Очень ревностно собака относилась к хозяйскому имуществу и нервничала, когда из квартиры пытались вынести какие-то вещи. Даже если речь шла об автографах. Между дверью и счастливым обладателем автографа любимого артиста, который Никулин ставил на книге или фотографии, возникала Кутя и начинала облаивать посетителя. И верно: ходят и ходят тут, а потом добро пропадает.
Никулин и Плятт

Никулин тесно дружил с актером Ростиславом Пляттом. И когда закадычные друзья встречались, то эта встреча неизменно превращалась в фейерверк шуток и розыгрышей. Подчас с продолжением.

Как-то Ростислав Янович спросил друга, кого из родных тот хотел, чтобы упомянули в пьесе. Юрий Владимирович, ни секунды не раздумывая, ответил, что тещу – Марию Петровну.

И вот спектакль. Как всегда аншлаг. И в разгар трагического монолога Плятта, который играл богатого пожилого американца, тот выдает:

Противный дождик все еще идет. А бедная Мария Петровна выгуливает собачку Кутю.


Фраза была введена в основную канву так мастерски, что никто из зрителей не заметил подвоха. Кроме Марии Петровны, которая чуть не подпрыгнула в кресле. Она тормошила дочь и зятя, требуя пояснений, а те только тряслись от беззвучного смеха. А Кутя невольно стала героиней пьесы.

Свою собачку великий клоун называл пришельцем из-за странной привычки. Собака любила странным образом урчать на коленях у Юрия Владимировича. Словно хотела что-то сказать на инопланетном языке и сетовала, что люди не понимают.

Так волей случая потерянная собака обрела дом, прожила счастливую жизнь и даже стала частью культурного достояния нашей страны благодаря доброму сердцу всеми любимого артиста.

от admin