Имя главного героя русских сказок мы привыкли слышать с детства и не удивляемся тому, что герой не особо умен. Да что там скрывать — просто дурак. Как вообще в герои выбрался — непонятно. Однако сказки об Иванушке-дурачке — одни из самых живучих. И почему Иван-дурак, в отличие от своих умных братьев, в конце сказки всегда оказывается в выигрыше?…  

Вариантов сказки про Иванушку-дурачка немало, но все они в чем-то похожи. Например, началом: мол, было у старика-отца три сына, двое умных, а один — младший — дурак. Спрашивается, почему именно младший?

Вполне вероятно, что этому была вполне рациональная причина: когда придет время делить наследство, оно достанется старшим братьям, а младший останется с носом, в дураках. Если придерживаться этой версии, то окажется, что прозвище за Иваном закрепляется не столько по уму, сколько по имущественному состоянию. Но если углубиться в сказку, то станет понятно: не в одном имуществе дело.

Обидные прозвища были у народа в ходу: Иван-дурак, или Мишка Косой, или какой-нибудь еще Кривой, ну и так далее. Причем сами родители давали ребенку обидные клички, и вовсе не потому, что хотели над ним поглумиться. У них была своя логика. Согласно ей, неказистое имя помогало оградить ребенка от злых духов, которые горазды портить все красивое и ладное. А что можно испортить, когда ребенок и так дурак? И нечистая сила переключалась на кого-то другого.
Более того, иногда слово «дурак» использовалось как вполне самостоятельное имя. В русских документах, например, встречаются бумаги за подписью Дурака Мишулина. Получается, что приставка «дурак» могла относиться не к умственным способностям Иванушки-дурачка, а просто защищала его от сглаза и порчи. А потом обычай этот забылся, а в сказке все осталось как есть.

Но и это не совсем так. Потому что с мозгами у Ивана и вправду, как бы сказать, не очень. Ему дают какие-то простые поручения, например, съездить на ярмарку и вернуться с обновками, а он берет и выкидывает вещи на дорогу. Вот что об этом говорится в одной из сказок:

«Всего закупил Иванушка: и стол купил, и ложек, и чашек, и соли; целый воз навалил всякой всячины. Едет домой, а лошаденка была такая, знать, неудалая, везет — не везет!

«А что, — думает себе Иванушка, — ведь у лошади четыре ноги, и у стола тоже четыре; так стол-то и сам добежит». Взял стол и выставил на дорогу. Едет, едет, близко ли, далеко ли, а вороны так и вьются над ним да все каркают. «Знать, сестрицам поесть-покушать охота, что так раскричались!», — подумал дурачок; выставил блюда с яствами наземь и начал потчевать: «Сестрицы-голубушки, кушайте на здоровье!».

А сам все вперед да вперед продвигается. Едет Иванушка перелеском; по дороге все пни обгорелые. «Эх, — думает, — ребята-то без шапок; ведь озябнут, сердечные!». Взял понадевал на них горшки да корчаги».

Дома, понятное дело, Ивану дали тумаков, обругали как нельзя хуже и в очередной раз поняли, что с ним лучше не связываться и ни о чем не просить. Потому что сначала он будет долго увиливать от задания, а если все-таки сделает, то как нельзя хуже — такое впечатление, что нарочно.
Но на самом деле нет: напортачит от чистого сердца. Он так не только на чужие поручения реагирует. Он и к своим интересам относится точно так же. В одной из сказок Иван-дурак три года батрачил на попа, и когда тот предложил ему плату на выбор, мешок монет или мешок песка, дурак взял песок. Ну и кто он после этого, спрашивается?

Между тем, дурак — фигура, которая встречается не только в русских сказках. В немецком фольклоре есть, например, сказка «Золотой гусь», которая начинается так: «Жил-был человек. Было у него три сына, звали младшего Дурнем; его презирали, смеялись над ним и всегда обижали». У итальянцев есть сказка «Пьетро дурак», а французский фольклор предлагает историю под названием «Женитьба Жана-идиота».

Дураки дороги сказочникам и слушателям, иначе не занимали бы в сказках столько места. Возможно, народу просто приятно посмеяться над глупостями, которые учиняет герой. А возможно, есть и другие причины популярности дурака. Например, его странная, фантастическая удачливость. Как говорил русский писатель Виктор Шкловский, «Дураки, только они всего добиваются в сказках. Так что они должны быть предметом тщательного изучения умными».

Дураки в сказках часто неумыты, грязны, одеты в обноски, имущества за душой не имеют, да и работать не хотят: ленятся. Зато горазды играть на какой-нибудь дудочке или свистульке, сочинять прибаутки, говорить нелепицы, и, прощу прощения, ковырять в носу. Эта тотальная лень заставила Андрея Синявского в его очерке «Иван-дурак. Корни русской народной веры» сделать довольно печальные выводы:
«В русской сказке о дураке сказывается настроение человека, который ждет всех благ жизни свыше и при этом совершенно забывает о своей личной ответственности. Это тот же недостаток, который сказывается и в русской религиозности, в привычке русского человека перелагать с себя всю ответственность на широкие плечи Николы Угодника. Это прелестная поэтическая греза, в которой русский человек ищет, по преимуществу, успокоения и отдохновения; сказка окрыляет его мечту, но в то же время усыпляет его энергию».

Это с одной стороны. С другой — поражает странная логика поступков Ивана-дурака. Впечатление, что герой не просто глуп, а даже и вовсе не в своем уме. И, тем не менее, в конце сказки этот безумный всегда в выигрыше: или он добивается, чтобы его оставили в покое, или вдруг приобретает огромное состояние, или женится на царской дочери или на волшебнице.

Так случилось как раз в той сказке, где Иван-дурак взял за свой трехлетний труд не мешок денег, а мешок песка. Когда он шел домой с этой смехотворной зарплатой, то увидел в лесу костер, в котором горела прекрасная девица. Иван засыпал костер песком, и девица, оказавшаяся колдуньей, вышла за него замуж и начала помогать в делах.

Как такое может быть, что она выбрала не богатыря, не принца, а круглого дурака? Потому что не такой уж он и дурак. Он просто действует, полностью игнорируя все существующие правила. А разве это не то, о чем мы все мечтаем — хотя бы на секунду освободиться от всех «нельзя» и «ты должен»?
А дурак живет так все время. Недаром и поговорка гласит, что дуракам закон не писан, если писан, то не читан, если читан, то не понят, если понят, то — не так, потому что он — дурак. А раз так, то какой с него спрос? Поэтому фигура дурака, так или иначе, присутствует в фольклоре и литературе множества стран.

В средневековье, когда моральные и общественные нормы были чрезвычайно жесткими, сказочный дурак был едва ли не единственным, кто мог их взломать, писал знаменитый исследователь Михаил Бахтин:

«Так  ведется борьба с феодальным фоном и дурной условностью, с ложью, пропитавшей все человеческие отношения. Им противопоставляется как разоблачающая сила трезвый, веселый и хитрый ум плута (в образе крестьянина, мелкого горожанина-подмастерья, бродячего молодого клирика, вообще деклассированного бродяги), пародийные издевки шута и простодушное непонимание дурака.

Тяжелому и мрачному обману противопоставляется веселый обман плута, корыстной фальши и лицемерию — бескорыстная простота и здоровое непонимание дурака, и всему условному и ложному — синтетическая форма шутовского (пародийного) разоблачения».

Как и было сказано, дурак руководствуется не логикой, но интуицией, которой нет и не будет у простого смертного, окруженного сотнями рамок, у того умного, который точно знает, что почем, и оттого с ним никогда не случается чудес.
Иван весь открыт чуду, и чудеса с ним случаются постоянно. Другая русская поговорка — «дураков Бог любит» — как раз об этом. Дураки отдаются на волю случайностей и не боятся последствий, потому что просто о них не думают — они крепко надеются на высшую силу, и та не может не отозваться и не одарить дурака какими-нибудь дарами: деньгами, волшебными умениями или красавицей-женой.

Сказка говорит: не бойся, просто сделай шаг вперед, доверься внутреннему голосу, даже если он говорит глупости, и все получится лучше, чем ожидаешь. Тогда получается, что сказка про дурака — это история про то, как нужно забыть свою излишнюю разумность, если хочешь выиграть.

Тогда объяснение популярности сказочных дураков в том, что на самом деле они — переодетые мудрецы. Иванушку-дурачка некоторые исследователи сравнивали с Сократом, восклицавшим: «Я знаю только то, что ничего не знаю», или с Лао Цзы, говорившим: «Умные — не учены, ученые — не умны».

Дурак — это фигура философская, призывающая отказаться от каких бы то ни было представлений о мире, чтобы свободно получить опыт слияния с ним, получить знание о нем, но не из книг, а в процессе игры.

Ну и, наконец, последний секрет популярности дураков — то, что они крайне редко бывают сознательно злы или жестоки. В большинстве случаев они предельно простодушны и оттого беззащитны. И если бы не чудесное спасение с помощью Конька-Горбунка или какой-то другой волшебной силы, не сносить бы дураку головы.

Архетип дурака «цветет» не только в сказках. Он прорастает в литературе и в кино. Вспомните роман Достоевского «Идиот» и князя Мышкина, постоянно ошибающегося, не умеющего толком вести себя в обществе, легко обманываемого, простодушного — кто это, как не Иванушка-дурачок?

Или возьмите историю Форреста Гампа, недоумка, чьи поступки шокируют. Именно он — самый свободный человек. Дураки неистребимы, и слава Богу. Мир, состоящий из одних только умников и прагматиков, наверняка засох бы, потому что в нем не осталось бы места для чудес. А это было бы так скучно.

Так что пусть лучше чудеса случаются. И если для этого нужны Иванушки-дурачки, почему бы время от времени не надевать их шутовской колпак?

от admin