В наше время о знаменитой картине Леонардо Да Винчи знает весь свет. Загадочная улыбка Джоконды до сих пор не дает покоя искусствоведам. Кто-то считает ее печальной, кто-то язвительной. Да и к личности изображенной на полотне дамы тоже немало вопросов.

Так художники представляли себе процесс кражи картины

А ведь в начале XX века народ знать не знал о «Моне Лизе». Висела она себе преспокойно в одном из залов Лувра, большой популярностью не пользовалась, да и ценность у нее была отнюдь не запредельная. Но все изменилось буквально за один день. 22 августа 1911 года «Джоконда» Леонардо Да Винчи вдруг внезапно стала мировой знаменитостью. И случилось это из-за того, что кто-то наглым образом «спёр» картину из самого известного музея Франции.

Настырный художник
Конечно, неправильным будет сказать что Мону Лизу не любили и не ценили. Тот же Рафаэль был буквально влюблен в нее и в нескольких своих работах даже невольно копировал позу Джоконды и воспроизводил черты ее лица.

В середине XIX века на улыбку Моны Лизы обратили внимание писатели. Кто-то начал сочинять в честь нее оды, а молодой Жюль Верн вдохновился картиной и написал пьесу о любовном треугольнике, состоящим из Леонардо Да Винчи, его натурщицы Лизы Герардине и ее муже Франческо дель Джокондо. Но для всенародной известности и любви этого было мало. Как пишет искусствовед Григорий Козлов, «Джоконда» в Лувре висела в проходном зале и особой популярностью у посетителей не пользовалась. Гораздо больше тогда ценилось «Святое семейство» кисти Рафаэля и «Вознесение Девы Марии» авторства Мурильо.

Ранним утром 22 августа 1911 года в Лувр явился художник Луи Беру, который собирался написать картину «Мона Лиза в Лувре». Но пройдя в зал, он не обнаружил на привычном месте полотно. Спросил у смотрителя в соседнем зале, но тот лишь равнодушно пожал плечами: «Наверное унесли фотографировать». Художник был человеком настойчивым и не поленился дойти до администрации. Но и там ничего не знали о картине, а лишь высказали предположение, что местные реставраторы сняли полотно, чтобы очистить его от пыли.
Луи Беру всё же написал задуманную картину. Это и есть «Мона Лиза в Лувре», 1911 год

Мсье Беру сходил и до реставрационной мастерской. Но и там картины не оказалось. И только спустя полдня художник смог поднять большой шум – оказалось никто в музее не знает где находится Мона Лиза. Лувр тут же закрыли, всех посетителей обыскали на выходе, но что толку, если никто не мог сказать даже приблизительное время пропажи «Джоконды».

Внезапная знаменитость
Приехавшая полиция вместо поиска преступника и осмотра места преступления начала дотошно опрашивать руководство музея, надеясь, что это просто чья-то шутка. «А нет ли у вас врагов, господин директор, может просто кто-то из сотрудников решил вас проучить и перевесить картину в другое место?». В таких тягучих расспросах прошло еще несколько часов. И лишь когда на одной из служебных лестниц Лувра сыщики нашли раму и стекло от картины, полиция заволновалась всерьез.

А вместе с ней переполошилась и вся Франция. Шутка ли – вынести средь бела дня из Лувра ценнейшую картину. Мона Лиза внезапно стала жемчужиной музейной коллекции, самой знаменитой и оттого бесценной картиной Да Винчи. Разумеется, как из рога изобилия посыпались версии. Кого только не подозревали в пропаже картины! И немецких шпионов, сделавших это по приказу кайзера Вильгельма II, и тайную организацию евреев (антисемитизм во Франции начала XX века процветал), и русских богачей–коллекционеров. Досталось даже Пабло Пикассо с его компанией молодых и никому не понятных художников (а тут еще выяснилось, что один из этой компании уже спёр до этого из Лувра пару старинных статуэток).

Газеты старались на все лады, а парижане толпами валили в Лувр поглазеть на то место, где висела «Джоконда». Подключились дельцы – изображение Моны Лизы появилось на рекламе всего, чего только было можно – от конфет до противозачаточных таблеток. Можно с уверенностью сказать, что «Джоконда» в 1911 году стала самой знаменитой женщиной Европы.
Обложка газеты Le Petit Parisien

Беспомощность сыщиков
А что же полиция, спросите вы? А ничего. Сыщики опросили сотрудников – подозрительных людей никто не видел. Кроме рамы и стекла ни одной зацепки больше не было. Дактилоскопия? Да, была проведена, с рамы даже сняли чьи-то отпечатки, но что с ними делать знаменитый французский сыщик Альфонс Бертильон не знал. Дело в том, что он был сторонник антропологических методов ведения следствия. Это когда всем злодеям тщательно снимали различные мерки (рост, вес, размер ноги) и заносили их в картотеку для последующего сличения. А вот дактилоскопию Бертильон презирал, считая шарлатанством.

А ведь сравни он отпечатки пальцев с имеющимися в картотеке, преступление было бы раскрыто в тот же день. Но нет, этого никто делать не стал, и обнаруженные на раме отпечатки отправились в архив.

Шло время, полиция топталась на месте. В прессе же шум так и не утихал. Стали появляться версии одна фантастичнее другой. То полотно погубили в ходе реставрации, то некий маньяк плеснул на «Джоконду» кислотой и навеки уничтожил картину (а руководство музея специально инсценировало кражу). В общем на фоне беспомощности французской полиции корреспонденты изгалялись как только могли… От стройных конспирологических теорий их отвлекла лишь гибель «Титаника» весной 1912 года.

Патриот
Картину нашли только спустя два года. Причем, произошло это вовсе не благодаря доблестной французской полиции. В декабре 1913 года одному флорентийскому антиквару пришло письмо с предложением купить «Джоконду» за 500 000 лир (50 тысяч долларов в то время). Он был уверен что имеет дело с жуликом, но всё же решил проверить, позвав на встречу с продавцом своего приятеля–искусствоведа. Каково же было их потрясение, когда они увидели перед собой подлинную картину Леонардо Да Винчи.
Винченцо Перуджиа. Лист из уголовного дела

Под предлогом экспертизы они уговорили продавца сдать «Джоконду» на временное хранение, а сами немедленно позвонили в полицию. Так весь мир узнал имя похитителя — 20-летний итальянец Винченцо Перуджи, который работал на подряде в Лувре и был хорошо знаком смотрителям и охранникам.

Самый главный вопрос — как ему это удалось? А тут все просто. Перуджи за полгода до этого участвовал в изготовлении стеклянного короба для «Джоконды», а позже точно также облачал в стекло и другие картины. Поэтому работникам музея он был хорошо знаком. И когда днем 21 августа 1911 года он буднично снял со стены Мону Лизу, завернул ее в какую-то тряпку и удалился, то никто не обратил на него внимание. Более того, один из смотрителей даже помог ему открыть дверь ключом.
Возвращение «Джоконды» в Лувр. Фотография 1914г.

На допросе Перуджи утверждал, что он действовал из чистого патриотизма – хотел вернуть на родину шедевр мастера, так нагло и бесцеремонно вывезенный из страны негодяями–французами. Но кроме Моны Лизы в зале были и другие картины итальянских мастеров, например «Парнас» Андреа Мантенья. Выбор же на Джоконду пал исключительно из-за размеров (77*53).

Но в версию патриотизма никто в полиции не поверил. Разумеется Перуджи украл картину чтобы ее в дальнейшем продать. Но шум, разразившийся в прессе, основательно напугал его. Он решил выждать какое-то время пока о «похищении века» не забудут люди. Все два года «Джоконда» хранилась то в чемодане под кроватью незадачливого воришки, то под матрасом его лежанки.

Суд над преступником проходил в Италии. Власти отказались выдавать его Франции, ибо сделали вид что поверили в то что Винченцо Перуджи действовал исключительно из патриотических побуждений. Отсюда и мягкий приговор – один год лишения свободы.
Мона Лиза в Лувре в наши дни

Но освободили Перуджи уже через 7 месяцев. «Похититель века» прожил недолго – в середине 20-х он умер от отравления свинцом. Ну а к самой «Джоконде» с тех пор выстраиваются длинные очереди. Сейчас эти люди уверены, что Мона Лиза – величайшее произведение Да Винчи и так было во все времена. Но знали бы они об этой картине, если бы не «патриот» Перуджи и его чертовское везение?

от admin