В советский период практически все квартиры, за исключением кооперативных, были государственными, а понятия «рынок жилья» вообще не существовало. Однако и в те времена семьи съезжались и разъезжались, квартиры и комнаты менялись на равноценные и не очень, а колонка с объявлениями об обмене (включая междугородний) в местных газетах была самой популярной.

Обмен как искусство

Несмотря на то, что права собственности на квартиру принадлежали государству или различным ведомствам, о «крепостном» жилищном праве говорить не совсем корректно. Существовали различные государственные органы (например, «Горжилобмен»), в функции которых входило документальное оформление сделки. Интересно, что квартиру можно было поменять и без привязки по территориальному признаку. В самом факте междугороднего обмена не было ничего удивительного, кроме того, что москвичи по собственной воле выражали желание переехать, например, в Саратов или в Омск. Здесь надо отметить, что это желание не было бескорыстным: за безвозмездный по документам обмен в конверте передавались значительные суммы. Зачастую в придачу к иногородним метрам прилагались гараж, дача или автомобиль, поэтому такие обмены можно рассматривать как завуалированные продажи квартир.

Найти подходящий вариант было не просто, и здесь на помощь приходили квартирные маклеры – предшественники современных риелторов по недвижимости. Хорошие специалисты ценились на вес золота. Контакты передавались только проверенным лицам, поскольку из-за действующего на тот момент законодательства квартирные маклеры работали в условиях глубокой конспирации. То, что сейчас называется «комиссионным вознаграждением», в советское время приравнивалось к «нетрудовым доходам», за которые можно было отправиться в места не столь отдаленные (причем с полной конфискацией имущества).

Варианты покупки

Официально купить квартиру в Москве можно было только в кооперативных домах. Однако в условиях тотального дефицита квадратные метры были не доступны даже тем, кто мог за них заплатить. Приоритетом при вступлении в жилищный кооператив пользовались участники войны, передовики производства, ответственные работники министерств и ведомств и другие привилегированные лица. Это создавало предпосылки для «спекуляции» — последующей перепродажи по завышенной стоимости. На деле продать кооперативную квартиру в Москве было не так просто: преимущественное право выкупа имели члены кооператива. Согласно имеющейся информации, средняя стоимость квадратного метра жилья в столице в начале 70-х составляла 160 рублей. Выкуп производился исключительно по «государственной» цене, и без материальной заинтересованности членов правления ЖСК сделка теряла всякий смысл.

Прописка – наше все!

Еще одной скрытой формы приобретения жилья в Москве являлась прописка. Здесь речь идет не о тех, кто получал квартиры, приезжая в столицу для работы по лимиту, а о москвичах, получивших заветные квадратные метры в послевоенные годы. Бабушки прописывали у себя внуков или взрослых детей, которым впоследствии квартира оставалась без всяких завещаний – просто по факту проживания. «Резиновых» квартир тогда еще не было, и эпопея с пропиской могла растянуться на несколько месяцев. В паспортном столе требовалось доказать прямое родство, а при его отсутствии вопрос решался с помощью традиционного конверта. Естественно, прописка иногородних в московской квартире очень хорошо оплачивалась.

Увы, обещания каждой семье отдельной квартиры к 2000 году канули в Лету. Прошло 20 лет, и рынок московской недвижимости начал постепенно приобретать современные очертания. Но это уже совсем другая история…

от admin