21 февраля 1986 года из Иркутска в подмосковный Мячиково летел грузовой самолет Ан-12. Борт приземлился на аэродроме в Челябинске, ожидая предоставления коридора. Рано утром 22 февраля для Ан-12 наконец освободился воздушный коридор. Самолет успешно поднялся в воздух в 9 часов 19 минут, набрал высоту 7.8 км, после чего перестал выходить на связь. Все бы ничего, но Челябинские диспетчеры потеряли 12-ый с радаров, забыв «передать» борт диспетчерам из Уфы. Как выяснилось позже, на протяжении следующих 3 часов грузовой самолет нарезал в небе восьмерки на автопилоте.

В 11 часов 03 минуты 22 февраля 1986 уфимский авиадиспетчер Андреев Иван Ильич заметил у себя на оборудовании неопознанный борт и попытался установить с неизвестным объектом связь. Однако, на том конце была лишь тишина… Неопознанным бортом был тот самый Ан-12 из Челябинска. В 11 часов 13 минут тишину в радиоэфире нарушил один из пилотов. Он сообщил о том, что на борту чрезвычайная ситуация – весь экипаж находится в бессознательном состоянии. Попытки диспетчера прояснить ситуацию у пилота не дали особого результата, летчик заявил о том, что потерял ориентировку и в первые минуты разговора смог назвать только модель пилотируемого самолета. Речь летчика была тяжелой и прерывистой.

Диспетчерская Уфы сразу же ввела в небе ЧП и режим радиомолчания. Началась борьба за жизнь Ан-12 и его экипажа. Выяснилось, что самолет летает на автопилоте, а вышедший на связь летчик по какой-то причине не может его деактивировать. Спустя некоторое время в радиосвязи стали слышны звуки потасовки и ругани. Судя по крикам, один летчик пытался угомонить второго и угрожал пристрелить товарища, если тот не придет в себя. Борьба за судьбу самолета и экипажа продолжалась 61 минуту, после чего Ан-12 все-таки успешно посадили в аэропорту Уфы. Самолет приземлился достаточно жестко, влетев в один из ограничителей взлетной полосы. Пока машина была на земле, а спасатели и медицинские бригады уже спешили к аварийному трапу, диспетчер Иван Ильич смог вздохнуть спокойно…

Виной всему оказалась досадная случайность и недоработка техников. Дело в том, что посадку на борт экипаж Ан-12 осуществлял через аварийный люк. Закрыв его, никто из команды не обратил внимание на тот факт, что изоляция люка не прилегает достаточно плотно. В результате после набора высоты в 5 км началась медленная разгерметизация салона. Вдобавок к этому на борту лопнул один из патрубков гидросистемы. Пары гидросмеси начали наполнять кабину пилотов. Все это привело к тому, что из-за нехватки кислорода члены экипажа начали сначала бредить и испытывать галлюцинации, а потом и вовсе потеряли сознание. Спасло Ан-12 лишь то, что, когда летчики почуяли неладное, называя разные данные с одних и тех же приборов, они перевели самолет в режим автопилота. В итоге самолет принялся летать восьмерками.

Спасти борт от неизбежного падения в результате нехватки топлива помогло лишь чудо. Капитан Провак очнулся, смог выйти на связь. Однако из-за галлюцинаций и нарушения работы мозга он не смог выключить автопилот. Автоматика стремилась раз за разом вернуть Ан-12 на высоту в 6 тысяч метров. Ситуация осложнилась, когда в чувство в бредовом состоянии пришел второй пилот. Не понимая, что происходит из-за нехватки кислорода, летчик попытался взять управление над бортом. Проваку, который к тому моменту более-менее пришел в себя пришлось силой угомонить товарища, находящегося в неадекватном состоянии.

Хотя Ан-12 удалось успешно посадить, без пострадавших не обошлось. К сожалению, капитан воздушного суда, который по факту и спас самолет, скончался от кессонной болезни через несколько дней в больнице. Разряженный воздух нанес непоправимый ущерб головному мозгу и легким летчика. Второй пилот, штурман и техник выжили, правда, надолго остались в госпитале на лечении. Также погиб офицер военно-инженерной службы, который сопровождал груз. Офицер скончался из-за нехватки кислорода. После расследования этого инцидента были наказаны челябинские диспетчеры, которые «потеряли» борт и не передали его коллегам из Уфы. Им был объявлен строгий выговор. Такая же мера была применена к техникам, которые должны были проверять состояние самолета и проморгали дефект изоляции аварийного люка.
Виной всему была изоляция аварийного люка.

от admin