Top.Mail.Ru

23 июня 2021 г. британский эсминец «Defender» пересек государственную границу в районе мыса Фиолент в Крыму. На предупреждения экипаж иностранного корабля не реагировал. В итоге российским военным пришлось открыть предупредительный огонь., а самолет СУ-24М сбросил несколько глубинных бомб по курсу движения эсминца. Намек британские моряки поняли и изменили курс.

Моряки Черноморского флота 1980-е годы

В феврале 1988 г. советские моряки гораздо жестче отреагировали на нарушение государственной границы двумя американскими кораблями — ракетным крейсером «Йорктаун» и эсминцем «Керон». Инцидент, который вошел в историю как «Красный таран» тоже произошел в Черном море у побережья Крыма. Два сторожевых корабля СКР-6 и «Беззаветный» надолго отбили у американских моряков желание заходить в территориальные воды Советского Союза. 

Все началось с того, что в 1982 г. в СССР приняли закон о государственной границе. Согласно нему, 12-мильная зона от берега вошла в территориальные воды Советского Союза. На западе этот закон не признали. Первый раз «Йорктаун» и «Керон» появились у побережья Крыма в 1982 г. Они шли с включенными радиолокаторами — по сути, вели разведку. Советские сторожевые корабли за ними следили. Но экипажи на активные действия тогда не решились.

 Шла перестройка. В отношениях СССР и США наступило потепление. Однако в Пентагоне прекращения Холодной войны не желали, так как она приносила приличный доход заинтересованным лицам за счет вливания колоссального количества денег в оборонную промышленность из бюджета страны. Поэтому американские ястребы, находящиеся в Пентагоне решили спровоцировать ухудшение отношений между СССР и США.

Ракетный крейсер «Йорктаун» в 1985 году

О том, что «Йорктаун» и «Керон» снова пройдут у Крымских берегов в феврале 1988 г., советские войска знали заранее и подготовились к их визиту. Незваных гостей сторожевые корабли встретили в нейтральных водах. Сначала моряки двух стран мирно общались по радиосвязи. Экипажи советских судов издали наблюдали за учебным боем американцев. Но 12 февраля у берегов Крыма, «Йорктаун» и «Керон» выстроились друг за другом и в 10:15 по Москве, увеличив скорость, резко пошли к государственной границе СССР. 

На законные требования советской стороны покинуть ее территориальные воды, американцы ответили, что ничего не нарушают и продолжили движение прежним курсом. Наших американцы не принимают в расчет до последнего, знают, что стрелять не будут — это же война, кто на нее пойдет?

 Но советские моряки пошли на рискованный шаг — остановить противника с помощью навала (так в морском праве называется ситуация, когда два судна задевают друг друга корпусами). Еще не один командир со времен первых пароходов не стоял перед такой задачей. Позже они вспоминали, как старпом «Беззаветного» положил свои руки поверх рук рулевого, чтобы тот не дрогнул в последний момент — команды «Беззаветного» и СКР-6 шли в атаку, прекрасно отдавая себе отчет в том, что могут погибнуть.

Эсминец «Кэрон» в 1983 году

Американцы были уверены в своей мощи. «Йорктаун» превосходил «Беззаветный» по водоизмещению в 3 раза, а «Керон» так и вовсе в 9 раз. Янки не ожидали, что советские корабли предпримут навал. Экипаж «Йорктауна» высыпал на палубу. Моряки фотографировали идущих рядом сторожевиков, снимали на видео, шутили и показывали неприличные жесты. Но после первого удара смех стих — «Беззаветный» задел «Йорктаун» по касательной. 

Дальнейшие события поставили две сверхдержавы на грань настоящей войны. От столкновения нос «Беззаветного» ушел резко влево, а заднюю часть стало заносить точно на корму американского крейсера. С этой стороны у американцев стояли пусковые установки ракет «Гарпун», а у «Беззаветного» — торпедный аппарат. Столкнись наши торпеды с их ракетами, был бы большой взрыв. 

Командир «Беззаветного» Богдашин выводит корабль из заноса, как заправский автогонщик — газ в пол, руль в сторону заноса. На «Беззаветном» взрывается радиостанция: «Сближение прекратить! Больше не наваливаться!». Но командиру деваться некуда — его выход из заноса смотрит точно в борт американца. Нос «Беззаветного» врезается в «Йорктаун» под идеальным углом.

Навал сторожевого корабля СКР-6 на эсминец «Кэрон»

Влетев на корму, советский сторожевик стал потихоньку сползать в море, разнося все на своем пути. Поднятый заранее якорь превратился в многотонную булаву — повредил обшивку крейсера, разнес вертолетную площадку и командирский катер. Когда корабли стали расходиться, цепь лопнула и якорь полетел через палубу на противоположный борт, крейсера, разнося все на своем пути.

 Интересно, что пока корабли шли сцепившись, мичман пытался тросом заарканить контейнер с крылатыми ракетами «Гарпун». На тот момент это было секретное новейшее оружие США. На зацепить ракету моряк не успел. Все произошло очень быстро и в результате столкновения кораблей установка «Гарпун» была уничтожена. 

В это же время маленький СКР-6 навалился на левый борт корабля «Керон», но серьезных повреждений нанести не смог, так как был в 9 раз меньше. Эсминец на полном ходу пошел на помощь «Йорктауну». Владимир Богдашин сразу понял, чем это грозит — крейсер и эсминец зажмут сторожевой корабль в клещи и попросту его раздавят. Командир «Беззаветного» приказал подготовить к стрельбе реактивные бомбометы Смерч-2.

Сторожевой корабль СКР-6

Угроза была вполне реальной Двенадцать двухсотмиллиметровых направляющих практически в упор смотрели в борт одного и другого американского судна. Тогда американцы изменили курс, уходя от «Беззаветного». 

Экипаж «Йорктауна» выгнал из ангара вертолеты. Однако по радиосвязи команду крейсера предупредили — если машины поднимутся в воздух, то их тут же собьют. На помощь советским сторожевым кораблям вылетела авиация. Увидев в небе вертолеты МИ-24, американские корабли ретировались в нейтральные воды. 

В результате «Красного тарана» крейсер «Йорктаун» серьезно пострадал. Его ремонт длился 3 месяца, а ущерб составил 3 млн. долларов. Выяснилось, что в результате столкновения на корабле еще начался пожар — об этом, спустя несколько лет, написали американские СМИ.

Командир Сторожевого «Беззаветный» Владимир Богдашин

Командира «Беззаветного» Владимира Богдашина вызвали в Москву. Там его отчитали за потерянный якорь, отправляли проходить кучу комиссий и решали — судить или наградить. Год спустя Богдашин получил орден «Красной звезды» с формулировкой «за испытание новой боевой техники». Как потом шутили сослуживцы — за испытание американской техники на прочность.