Судьба самурая написана еще до его рождения: он должен жить героем и погибнуть, как герой. Это непреложное правило… Но, как говорится, у каждого правила есть исключения. Жизнь японского летчика-камикадзе Ёситеры Накагавы тому подтверждение…

«Дядя Саша» из Калмыкии. Японский летчик-ас с представителями японской делегации в 2006 году.

Еситеру Накагава был обычным подростком, когда в 1941 году Япония начала войну с Соединёнными Штатами. Пропагандистская машина, работавшая в Японии, как впрочем и в любой другой стране мира, призывала молодых людей записываться на фронт и сражаться за свою Родину. И молодые люди, по воспоминаниям очевидцев, целыми улицами приходили на призывные пункты.

Не прийти — означало прослыть трусом, а Еситеру Накагава, не очень хотевший на войну, трусом не хотел прослыть еще больше. Ему было, что терять. На острове Хоккайдо у него была большая семья: папа Кисадо, мама Мия и четырнадцать братьев и сестер, отцовский табун лошадей и магазин. Но началась война, и Еситеру отправился выполнять свой долг перед родиной.
Еситеру Накагава в молодости.

После медицинской комиссии юноша был отправлен в лётную школу. Стране срочно требовались лётчики, в большом количестве, и его обучение прошло достаточно быстро, можно сказать, по программе «взлёт-посадка».

Через несколько месяцев его уже перебросили на фронт в Квантунскую армию, самую крупную группировку сухопутных войск Императорских вооружённых сил Японии, служба в которой считалась гарантией успешной офицерской карьеры… и именно там он прошел настоящую школу. Накагава оказался прирождённым летчиком: он быстро осваивал приёмы высшего пилотажа, совершил около 50 боевых вылетов и сбил более 20 самолётов американцев, а также совершил более 10 атак на американские корабли. При этом самолёт Накагавы ни разу не был подбит и сам он ни разу не был ранен.
Еситеру Накагава с сослуживцами.

Летчик-ас успел получить офицерское звание, высший боевой орден Золотого Коршуна и считался одним из самых лучших лётчиков японских ВВС.

В то же время положение на фронтах складывалось не в пользу его государства, особенно после того как в 1945 году СССР объявил Японии войну. Многим было понятно, что страна терпит поражение, но потомки самураев мириться с таким положением дел не хотели. Именно тогда в стране объявили о дополнительном наборе летчиков-камикадзе, и Накагава записался в смертники одним из первых.
Камикадзе перед боевым вылетом.

Совершить свой последний полет боец «божественного ветра» так и не успел: он был сбит советским лётчиком, ранен в ноги, однако сумел посадить свой самолёт (по правилам отряда Накагава должен был направить подбитую машину на вражескую наземную цель, но, по его собственным словам, подходящей он не нашел, поэтому совершил аварийную посадку, оказавшуюся удачной).

После этого Еситеру Накагаву отправили воевать в район Южного Сахалина, где он продолжал летать. Именно там он попал в плен.

Обычно попавшие в плен японские офицеры совершали харакири. Накагава был готов к такому шагу и даже начал процесс, но буквально в последний момент охрана вырвала нож у него из рук… Советский хирург, Олег Павлович Терентьев, сумел «зашить» самурая-самоубийцу и постепенно его здоровье поправилось…
Е. Накагава показывает шрам от харакири журналистам.

Интересно, что Накагава всегда говорил, что искренне благодарен врачу, что, когда его нашли, он «уже не мог сопротивляться и потерял сознание, а когда очнулся, то увидел огромный на животе шов …невероятно, ведь после харакири невозможно выжить, но ведь всё-таки сумели спасти!», однако «зря вернул с того света, ведь для настоящего самурая жизнь после харакири – позор!»…

Через некоторое время после окончания войны (до 1949 года бывший японский офицер находился в военных лагерях) Накагаве предложили вернуться на родину, но он отказался, предпочтя остаться в Советском Союзе, говоря, что «…очень стыдно, поскольку не исполнил свой воинский долг: не покончил с собой», что «к тому времени уже появилась семья».

Он действительно женился, взял себе новое имя Александр, а после смерти жены, уже приняв советское гражданство, поселился в Калмыкии, в поселке Южный Ики-Бурульского района, снова женился и активно занимался сельским хозяйством. По воспоминанию местной журналистки Лены Абдушевой, «дядя Саша» «был очень трудолюбивым, добросовестным, пунктуальным…не пил, не курил, отличался доброжелательным и уважительным отношением к людям…ничего о себе не рассказывал и не жаловался на судьбу…любил рыбалку, выращивал домашнюю птицу, увлекался огородом и садом…ничем не примечательный сельский дедушка, каких в республике десятки тысяч».
Еситеру Накагава, бывший офицер, лётчик-истребитель, старший лейтенант Квантунской армии.

В Калмыкии Еситеру Накагава, бывший офицер, лётчик-истребитель, старший лейтенант Квантунской армии прожил, до самой смерти в 2017 году, а 2006 году успел посетить Японию, встретился с братьями и сестрами, посетил родной Хоккайдо и могилу матери…

Легендарному «дяде Саше» было 96 лет… удивительное здоровье и долголетие у камикадзе, умудрившегося еще и практически совершить харакири…

от admin