Горожане 17 века от дефицита товаров особо не страдали. В их распоряжении были полные всякой всячины торговые ряды центральных площадей, а по окраинам – масса мелких продуктовых рынков. Существовала и своего рода доставка на дом, осуществляемая коробейниками. Сложнее жилось глубинке, обеспечение которой товарами народного потребления взяли на себя прасолы Поволжья.

Интересно, что легендарный Кузьма Минин пришел в победоносное войско именно из этой отрасли, давшей ему ценные навыки.

Древняя русская профессия

Издревле одним из самых ходовых товаров считалась соль. Кроме того, она была удобной в транспортировке. Белый консервант распространяли по городам и весям Поволжья прасолы. В счет оплаты за продукт они принимали другие популярные товары, которые тоже впоследствии перепродавались. Со временем прасолы стали заниматься мысом и рыбой, а также живым скотом. Они пригоняли выменянное на соль поголовье из сел в города, выкармливали их до необходимого веса, а после отправляли на убой. Скот забивался в оборудованных для этого животинных бойницах. К примеру, в Нижнем Новгороде эти заведения располагались прямо у мясных рядов, так что засоленное мясо попадало на прилавки свежим. Торговали прасолы и рыбой, что было вполне естественно для жителей околоволжских земель. Товар на излове доставался им по бросовым ценам, так что заработать было на чем.

В 17 веке прасолы подразделялись на мучных, животинных, хлебных, соляных, рыбных. Отрасль представлена современными историками, как ранняя форма российского предпринимательства средней полосы. К 19 веку прасольство получило особое распространение. Крупные прасолы имели свой округ деятельности, состоявший из нескольких деревень. Торговец общался с местными жителями, зная спектр их спроса. Он выступал посредником между мелкими продавцами и купечеством с крупными торговыми оборотами. Такое себе предпринимательство средней руки. Привозя в деревню партию востребованного товара, прасол, к примеру, собирал по подворьям свиную щетину, выменивая ее у хозяев на сущие безделицы. Далее щетина перепродавалась купцу, который отправлял по фабрикам крупную партию, собранную с нескольких прасолов. С какого-то периода времени прасолы давали товары широкого потребления крестьянам в долг. Существовала договоренность, что после уборки хлеба урожай скупит прасол, часть зерна забрав за накопившиеся долги. Причем, закупочные цены уступали рыночным, но зато была возможность беспроцентных рассрочек.

За что не любили прасолов

В неурожайные на хлеб годы ожидаемо следовал зерновой дефицит, а порой и голод. При этом животной пищи могло быть предостаточно. Кстати, в том часто винили самих перекупщиков: выжидая повышения ставок, они не пускали хлеб на рынок. Нередко случалось и так, что профессиональные прасолы переходили границы морали. Тот же Даль в своем «Толковом» называет прасола кулаком, который живёт обсчетом, обманом и обмером. И такой подход не выглядит удивительным. Прасол – своего рода спекулянт: чтобы подороже продать, нужно подешевле купить. В этом незамысловатом деле, не предусматривающем никаких собственных вложений, и лежит секрет благосостояния.

Предельно занижая закупочную стоимость, прасол пользовался некомпетентностью или безвыходным положением крестьянина. Случалось, что прибегали даже к самым грязным мерам, спаивая компаньона в ближайшем кабаке и заключая выгодные для себя сделки. Прасолы даже держали для этих целей собственные трактиры по деревням, минимизируя договорные застольные расходы.

Скупка с последующей выгодной продажей составляла весь жизненный лейтмотив прасольего существования, делая его все более зажиточным. Профессия прасола сошла на нет лишь в революционные годы и то не сразу. А сегодня порожденное прасолами эхо живёт в современных дистрибьютерах.

Минин-прасол в войске Пожарского

Освобождавшего Москву об руку с Пожарским Козьму Минина иногда называют мясником. Корни этого понятия уходят к прасолам. Минин начинал с этого ремесла, со временем заимев в Нижнем Новгороде мясную лавку. Основной же доход он получал от закупок живого скота, приобретаемого у коренного народа Поволжья. Тогда эта разновидность прасолов именовалась говядырями, что впоследствии и переквалифицировалось в «мясники».

Логично будет задаться вопросом, как простой торговец сумел возглавить народное ополчение, причем действовать в этой роли настолько успешно. Эксперты находят тому логичные пояснения. Поведя войско в свою первую конную атаку на поляков, Минин продемонстрировал высшее искусство верховой езды. Говядарь, долгие годы сопровождавший стада скота из деревень в города, сутками не вылезал из седла. Такой род занятий делал из прасолов лихих наездников.

Второй момент, остановивший выбор Пожарского на соратнике, заключался в его огромном опыте проведения финансовых операций. Именно Минин отвечал за организацию денежной стороны деятельности русского ополчения, что оказалось под силу опытному перекупщику-говядарю. Дмитрий Пожарский, которому было хорошо известно о промысле нового знакомого, лично назначил его заведующим войсковой казной.

Кроме того, Минин часто находился в зонах боевых действий, ведя там наиболее выгодную торговлю. Рискуя, он всегда имел при себе холодное оружие и, разумеется, отлично им владел. До сих пор сохранилась сабля Минина, изначально хранившаяся в Троице-Сергиевой Лавре. Позже она перекочевала в Оружейную палату в Московском Кремле. Историки считают, что этот дорогой клинок руки египетского мастера Минин приобрел после того, как оставил прасольское дело. Но первые навыки обращения с оружием получил, обеспечивая мясом военные отряды Алябьева и Репнина.

Помог Минину опыт говядаря и в плане дипломатических тактик. Ремесло прасола требовало серьезных навыков общения для заключения выгодных торговых сделок. За годы прасольего ремесла Минина научился находить подход к любому партнеру, обзаведясь по средней полосе полезными знакомствами и связями, обеспечившими успешные переговоры и поиски союзников.

от admin

Добавить комментарий