Бенджамен Льюис Саломон, военный зубной врач армии США, в единственном бою уничтоживший больше солдат противника, чем многие за всю войну.
Образованный, интеллигент. Ну где тут могла притаится машина смерти?

Как уже сказано выше, ранние годы жизни нашего героя не предвещали никаких бурь в его жизни. Он родился 01 сентября 1914 года в Милуоки, штат Висконсин. Единственный сын богатой еврейской семьи, он ни в чем не знал отказа, однако уже с детства начал проявлять неожиданное упорство и силу воли. Быстро стало понятно, что играть на скрипочке и кушать цимес маленького Беню не заставишь. Он записывался в различные технические и спортивные кружки и не успокаивался, пока не добивался в них заметных результатов. Так, в организации бойскаутов он получил звание «орла», что является высшим возможным достижением.


После окончания школы родители пристраивают чадо в Университет Маркетта, а затем в Лос-анжелесский Университет Южной Калифорнии, оба — элитные учебные заведения. В 1937 году Бенджамен заканчивает обучение с дипломом дантиста. Престижный диплом, востребованная высокооплачиваемая профессия, 23 года — что еще надо для счастья в жизни?

Но когда в 1940 году США объявляют мобилизацию, Бен оказывается в числе первых призванных на службу. Он попадает в 102-й пехотный полк, где быстро заслуживает множество хвалебных отзывов за успехи в физической и боевой подготовке. В частности отмечаются его превосходные навыки стрельбы из винтовки и пистолета. В 1941 году он получает звание сержанта и командует пулеметным отделением.

И тут судьба делает совершенно неожиданный поворот. В 1942 году Бенджамену приходит приказ о присвоении ему звания лейтенанта — и переводе в зубоврачебную службу в армии. Перевод вызвал шок не только у самого Саломона, но и у его непосредственных командиров. Они совместно завалили командование рапортами с просьбами об отмене приказа, но штабные были непреклонны. Бенджамен Саломон в звании первого лейтенанта был переведен на Гавайи, и, после нескольких месяцев практики в местном госпитале, приписан полковым дантистом к 105-му пехотному полку.

Впрочем, высокое начальство можно понять. Пехотинцев в армии много, а вот квалифицированные зубные врачи — наперечет. А боец с острым пульпитом такой же не боец, как и с пулей в ноге. Кроме того, есть подозрения (честно — ничем не подтвержденные), что не обошлось тут и без заботливой родительской руки.
Вот примерно в таких условиях приходилось работать

На новом месте Бенджамен не теряется и продолжается совершенствовать свои навыки — как боевые, так и врачебные. Более того, в добровольном порядке привлекает к дополнительным тренировкам сослуживцев медиков и однополчан. Снова сыпятся хвалебные отзывы и в 1944 году Бенджамену присваивают звание капитана.

В июне 1944 года в составе полка Бенджамен отправляется на штурм Сайпана, впрочем сам он, ввиду специфики службы первое время остается в тылу.

Битва за Сайпан, несмотря на свою скоротечность (меньше месяца) стала одной из самых сложных и кровавых для американской армии. 13 июня началась артобстрел японских позиций с моря. В бомбардировке участвовало 15 линкоров, выпустивших в общей сложности 165 000 снарядов. Однако она из-за опасения минных полей в море производилась с большой дистанции и как выяснится позже, не достигла больших результатов.

15 июня начинается десантная операция и сразу становится понятно, насколько мало артобстрел повредил оборону японцев. 20 десантных барж со всем экипажем разрывает огнем береговой артиллерии еще вдали от берега, а высадившиеся морпехи оказываются в ловушке из проволочных заграждений и грамотно расставленных огневых точек. В первые же часы американцы теряются 2000 человек убитыми и ранеными из 20 000. Тем не менее, морской пехоте при огневой поддержке с кораблей и плавающих бронетранспортеров удается закрепиться на плацдарме 10 км в ширину и 1 км в глубину, а также отбить несколько контратак японцев. Последующие недели американцы будут медленно, но уверенно выдавливать войска Японии в северную часть острова. 18 июня японские войска были вынуждены оставить аэродром, что обозначило переломный момент в обороне Сайпана. А с проигрышем японским флотом Битвы за Филиппинские острова стало понятно, что гарнизон острова обречен. В ночь с 6 на 7 июля командующий обороной острова, генерал Юшицуги Сайто издает приказ о последней самоубийственной банзай-атаке всеми оставшимися силами. Утром несколько тысяч японских солдат, с криками «банзай!» и распевая военный гимн «Уми Юкаба» бросаются на позиции 105-го пехотного полка США. Бенджамен Саломон в это время находился на санитарном пункте меньше чем в полусотне метров от передовых позиций.
Американские морпехи продвигаются вглубь Сайпана.

Как он там оказался? 22 июня полковой хирург 105го пехотного получает тяжелое ранение и Бен вызвался его подменить, благо в боевых условиях работы у зубоврачебной службы было мало.

Всего за 10 минут атаки японцев на санитарный пункт поступило более 30 раненых, Бенджамен занялся самыми тяжелыми. Тем временем толпа японцев, не обращая внимания на потери, попросту промчалась через американские позиции и растеклась по тылам. Один из них наткнулся на санитарный пункт и начал колоть штыком раненых. Саломон схватил лежащую рядом винтовку и пристрелил его. Но едва он вернулся к работе, как в палатку вломились еще двое — и тоже получили по пуле. Через минуту в палатку ворвалось уже четверо японцев. Одно из них Бенджамен отоварил прикладом, второго застрелил последней пулей, третьего проткнул штыком, с четвертым пришлось уже сцепиться врукопашную, но тут на помощь Бенджамену пришел один из раненых, добив японца из пистолета. Осознав опасность положения, Бенджамен приказывает эвакуировать госпиталь, а сам находит на передовой позиции пулемет и остается прикрывать отступление.
Типичный полевой госпиталь

Ход боя остался неизвестен, но когда американские войска отбили назад позиции, они обнаружили тело Бенджамена Саломона возле пулемета с полностью израсходованным боекомплектом. На теле нашли 70 пулевых и штыковых ранений, причем судя по следам крови, часть из них Бенджамен получил в разгар боя, при этом он четыре раза менял огневую позицию. Перед бруствером, где он вел свой последний бой насчитали не меньше 98 японских трупов. Так закончился первый и последний бой человека, который казалось бы должен был провести всю войну в спокойном и безопасном тылу. Уж не знаем, может ли американский еврей после смерти попасть в Вальгаллу, но если да — у него там точно почетное место.

После окончания битвы за Сайпан историограф 27-й дивизии капитан Эдмунд Лав подал рапорт о представлении Бенджамена Саломона за совершенный подвиг к Медали Почета. Однако представление было отклонено по формальному признаку. Согласно Женевской Конвенции персоналу Красного Креста запрещено участвовать с оружием в бою. Они имеют право защищать себя и раненых личным оружием, но ни винтовка, ни пулемет, с которыми Саломон принял бой личным оружием не считаются. В 1946 году Лав, при поддержке отца Саломона, повторно подает рапорт о представлении к награде. Процедура длится больше трех лет, поскольку часть свидетелей погибла или пропала без вести, а документы затерялись в армейских архивах. В итоге Лав снова получает отказ и опять по формальному признаку — истек срок для представления к награде.

Попытки добиться справедливости повторялись в 1972 и 1998 годах, но только в 2002 году президент Буш подписал приказ о награждении Бенджамена Саломона Медалью Почета. Поскольку к тому времени никого из его родственников уже не было в живых, медаль была передана в Университет Южной Калифорнии, где и хранится по сей день в музее зубоврачебного отделения, вдохновляя на подвиги будущие поколения дантистов.

от admin