Не секрет, что больницы 19 века не могли похвастаться ни методами лечения, ни соблюдением санитарных норм. По этой причине погибало немало рожениц. Вероятно, это продолжалось бы и дальше, если бы не пытливые врачи, перевернувшие медицину прошлого своими открытиями. Одним из них стал доктор Игнац Филипп Земмельвейс, оправдано получивший прозвище «спасатель матерей».

Сегодня о «родильной горячке», представлявшей собой воспаление и инфицирование слизистой матки, к счастью, забыли. Однако два столетия назад европейские профессора всё никак не могли понять, почему же каждая десятая женщина умирает после родов.

И это при том, что у повитух, к услугам которых нередко прибегали, случаи смерти происходили гораздо реже. Объяснение этому парадоксу нашёл как раз венгерский врач-акушер Земмельвейс, работавший в крупнейшей клинике Вены.

Интересно, что в учреждении работало сразу два отделения, в одном из которых трудились простые акушерки, а другое было предназначено для дипломированных врачей. К слову, медики чаще всего были убеждены, что роженицы умирают из-за витающих в клиниках вирусов и инфекций, отсутствующих дома у повитух.

Правда, в случае с венской больницей это не работало, ведь все трудились в одних и тех же стенах. Молодой венгерский врач быстро понял, что проблема была в его коллегах, посещавших не только больничные палаты, но и морги. Они переносили на своих руках трупные токсичные вещества, которыми и заражали рожениц.

Именно Земмельвейс предположил, что хлорная известь, используемая для очищения поверхностей, подойдёт для обеззараживания тел. По итогу к 1848 году процент «родильной горячки» снизился до 1%.

Как это часто бывает, молодого врача ожидала травля со стороны завистливых опытных коллег. Руководитель клиники профессор Клейн испугался, что признание заслуг подчинённого нанесёт удар по его врачебной репутации, а кроме того, обвинят в массовой смерти рожениц.

Клейн настроил против Земмельвейса своих высокопоставленных коллег, что привело к увольнению Игнаца Филиппа, а мытье рук хлорированной водой свернули. Но венгерский врач не опустил руки, а отправился в Будапешт, где лечил людей, попутно пытаясь всех убедить в необходимости антисептиков.

Однако никто не хотел признавать его открытий, поскольку никому не было выгодным признание в массовых смертях. Как итог, Земмельвейс впал в затяжную депрессию, а после попал в психиатрическую клинику, где и умер. Правда, есть версия, что туда он попал не без помощи завистливых коллег, невзлюбивших «неудобного» конкурента.

Открытие его всё же признали через несколько лет, правда, уже от лица британца Джозефа Листера. Следом и другие учёные начали делать важные открытия, убедившие мир в важности антисептики. Ну а подобные случаи обесценивания чьих-либо достижений из-за ошибочных или устаревших правил официально окрестили «эффектом Земмельвейса».

от admin