По делу об измене Родине в августе 1991 года (государственный переворот, совершенный в августе 1991 года) было арестовано 12 человек, из актива ГКЧП и секретариата этих людей. 22 августа 1991 года под стражу взяли Крючкова, Язова, Янаева и Тизякова, 23 августа 1991 года — Павлова, Бакланова, Стародубцева, Варенникова и других.

Все они были высокопоставленными лицами, обладающими властью. Но превратились в сидельцев за «политику».

Некоторые из товарищей начинали свой срок в санаторных условиях. Например, председатель КГБ СССР Владимир Крючков, министр обороны СССР Дмитрий Язов, вице-президент научно-промышленного союза СССР Александра Тизякова держали в подмосковном санатории МВД. Затем их перевели в СИЗО Кашина, а затем в «Матросскую тишину» (СИЗО №4 г.Москва).

В «Матросской тишине» сидели и начальник 9-го управления КГБ генерал-лейтенант Юрий Плеханов и секретарь ЦК КПСС Олег Бакланов.

Первоначально, новенькие «пассажиры» не признавали тюремных порядков и правил поведения в исправительных учреждениях. Они требовали для себя более комфортабельных условий, с отдельными апартаментами, телевизором, холодильником, видом из окна, беспрепятственным доступом к свежей корреспонденции и библиотеке. Требовали улучшенного рациона питания, не желая вкушать тюремную пищу.

И некоторые требования действительно были исполнены тюремной администрацией. В частности, в рацион добавили мясо и масло. И вскоре была налажена бесперебойная доставка посылок с «воли».

По воспоминаниям сокамерников, сначала арестанты ГКЧП дичились других сидельцев, выглядели растерянными, замыкались в себе. Но потом, когда осознали, что посадили их в камеры не рецидивистов, а безобидных кооператоров, проходивших под следствием по экономическим статьям, быстро освоились. И даже объясняли идеологическую платформу ГКЧП, утверждая, что если бы правое дело удалось — Советский Союз снова бы воспрял. Но жулики «экономисты» не особо желали этого. В жарких спорах проходило время.

Бывший председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов позже утверждал, что в тюрьме, «при общении с зэками», ему пригодилось знание «фени» (воровского жаргона). Впрочем, позже он признался, что сидел в «одиночке» и разговаривать по «фене» мог лишь со стенами камеры.

Допросы подследственных проходили по разному. Бывший следователь прокуратуры РСФСР Владимир Соловьев позже вспоминал:

«Особенно много разговаривал с Павловым и с Язовым. С Варенниковым было трудно, очень трудно. Он сразу же спросил, какой у меня армейский чин. Отвечаю: старший лейтенант. «А знаете ли вы, что допрашиваете генерала армии?» Говорю: «Конечно, знаю». — «А вам известно, что я нес Знамя Победы?» «А вы знаете, что я получил Героя Советского Союза за афганскую войну?»

В дни следствия маршал Язов попросил у Горбачева прощения, это было снято на видеокамеру начальником следственного отдела прокуратуры РСФСР Ю.И. Лекановым. Но Павлов обращаться к Горбачеву отказался.

Арестованный премьер-министр СССР сказал тогда:
«Вы не знаете этих людей: Горбачев делает то, что ему взбредет в голову, а Ельцин — что говорит ему его команда. Поэтому никаких жалобных обращений с моей стороны не будет».

25 декабря 1991 года над Кремлем был спущен государственный флаг СССР и поднят флаг России. Закончилась эра правления Советского Советского Союза и само государство кануло в лету. Но следствие по делу ГКЧП продолжалось.

В января 1993 года всех подследственных по делу ГКЧП выпустили из следственных изоляторов под подписку о невыезде. Под стражу они больше не заключались.

В судебном процессе участников ГКЧП защищали девятнадцать известных адвокатов, в том числе Генрих Падва и Генри Резник. Процесс длился около полутора лет, дело закончилось амнистией для всех обвиняемых. Только генерал Варенников добился оправдательного приговора.

от admin