Один из крупнейших побегов из Восточного Берлина – сюжет для крутого приключенческого фильма: подкоп, деньги, предательство, аресты, Штази и неоднозначный финал.

В первой половине 1961 г. власти ГДР оказались перед трудным выбором. Население бежало из страны. Инженеры, адвокаты, ученые, квалифицированные рабочие, учителя… Каждый месяц по 30−40 тыс. человек отправлялось в ФРГ. Что с этим делать? Оставить как есть? Тогда республика станет через несколько лет совершенно нежизнеспособной, отсталой, нищей… Закрыть границу стеной и признать свою экономическую и социальную неполноценность по сравнению с капиталистической моделью?

Выбрали, как известно, второе. Берлинскую стену, возведённую 13 августа, назвали «антифашистским валом». Тем, кто хотел покинуть ГДР, теперь приходилось рисковать свободой и жизнью: люди перепрыгивали пограничные заграждения, таранили их на грузовиках и даже локомотивах, перебирались по крышам и из окон, прятались в багажниках… Но студенту инженерного отделения Йоахиму Рудольфу, одному из ключевых участников истории «Туннеля 29», повезло. К тому времени он уже как несколько месяцев благополучно покинул социалистическую Германию — просто переплыв реку на границе. Как-то вечером в октябре 1961 г. он мирно сидел в своей комнате в общежитии. И вдруг в дверь постучали.
Берлинская стена.

Это были два итальянца, Доменико Сеста и Луиджи Спина — студенты Берлинского ун-та, как и Рудольф. Йоахим, уже довольно освоившийся на Западе, не мог представить, что ему вновь придётся думать о пересечении границы. Но именно об этом его попросили гости. Сеста и Спина хотели помочь друзьям выбраться из ГДР. Им нужен был инженер, а кроме того, удачливый беглец.

И Рудольф согласился.

Йоахим Рудольф: «Я не хотел быть частью этого «нового мира», мира, где нельзя говорить или думать так, как хочешь».

Земляные работы
Идея итальянцев и их немецкого товарища Вольфа Шрёдтера была дерзкой и трудно реализуемой, но нехитрой. Она «лежала на поверхности», а точнее, под ней: прорыть туннель под стеной. С помощью Йоахима они выбрали правильное место — там, где не пролегали водопроводные трубы, на Бернауэр Штрассе. Эту улицу стена как раз делила на две части. Нашлось и подходящее здание рядом со стеной (всего в 30 м.), заводик с подвалом. Студенты заявились к хозяину и представились музыкантами — мол, ищем помещение для репетиций. Мужчина по фамилии Мюллер им не поверил: «Не рассказывайте мне сказок». Понял, что затевают что-то политическое. Но подвал и электричество им предоставил, причём бесплатно — он и сам бежал с Востока, и к ГДР тёплых чувств не питал.

Копать предстояло метров 120, а то и больше. Нужны были люди. Компания землекопов к середине весны пополнилась — к Рудольфу и его друзьям присоединились Орландо Касола, Хассо Хёршель и Ульрих Пфайфер (ещё один инженер). Хёршель подрабатывал на кладбище, откуда они и стащили инструменты — лопаты, кирки и тачки. 9 мая студенты приступили к делу.
За работой.

За 30 лет истории ГДР под стеной проложили или пытались проложить 75 туннелей — в основном неудачно

Работа оказалась куда сложнее, чем можно было представить. Тяжёлая глина с трудом поддавалась. Грунт разрыхляли дрелью, выгребали лопатами и затем вытягивали в коробах на верёвке. Прошло несколько недель, но землекопы не сумели добраться даже до стены и выбились из сил. Требовались ещё люди и ещё деньги. На счастье, удалось решить обе проблемы. Постепенно группа расширялась (впоследствии в деле участвовало больше 30 человек). Трудились в три смены круглыми сутками. Деньги дал телепродюсер NBC Рувен Франк (7,5 тыс. долларов), операторы которого взамен снимали происходящее для сенсационного телефильма.

На собранные средства туннель оборудовали рельсами и вагонеткой, лампочками и вентиляцией, сконструированной из печных труб и мотора от пылесоса. Стены укрепляли брёвнами и досками, воду выкачивали электронасосом. Рудольф нашёл на помойке старый полевой телефон вермахта и проложил под землёй связь. Возле стены работать пришлось особенно осторожно и тихо — всего в полутора метрах над студентами ходили пограничники ГДР, которые с помощью акустических приборов выслеживали подкопы. Когда они обнаруживали шум, в почве тут же сверлилась дыра, и туда забрасывали гранаты.
В туннеле.

Туннель номер два
Всё шло по плану, пока вдруг в туннель не хлынула вода. Поблизости прорвало трубу. Городские власти быстро её залатали, но работать дальше было невозможно — пока всё просохнет… на это требовались недели. Но судьба вновь преподнесла Рудольфу и его товарищам сюрприз: на них вышли другие студенты, которые тоже начали копать туннель, но быстро отчаялись — не хватало рабочих рук. Теперь они объединили усилия. Группа Рудольфа помогла закончить сухой туннель — до коттеджа в Восточном Берлине.

Побег назначили на 7 августа. Бежать с «той стороны» собиралась сотня человек. О месте побега им сообщил Вольфдитер Штернхаймер, западный берлинец, который имел право свободно ездить в ГДР и обратно.

Копателей и беглецов сдали накануне. В их группе оказался предатель — информатор Штази по имени Зигфрид Узе. Когда утром 7 августа люди начали стягиваться к коттеджу, окрестности дома уже стерегли пограничники и агенты Штази в гражданской одежде. Большинство беглецов они уже схватили к тому моменту, как Рудольф и его друзья пробили из-под земли пол в коттедже. Йоахим поднялся в гостиную, выглянул в окно и понял: план провалился.

Копатели тут же рванули по туннелю обратно, уволакивая с собой купленные на чёрном рынке пулемет MG-42 и пистолеты (оружие взяли для самозащиты, но пользоваться им не было никакого желания). Они успели уползти до того, как в туннель ворвались восточногерманские солдаты с автоматами.
«Побег из Восточного Берлина» — фильм по мотивам того побега. 1962

Вновь на Бернауэр Штрассе
Штернхаймера тоже схватили (и осудили на 7 лет тюрьмы). Студенты в Западном Берлине остались без связного, без туннеля, потеряли многих друзей с Востока, но решили не сдаваться. Они вернулись к первому туннелю, на Бернауэрштрассе. Он как раз подсох. Землекопы довели его до Шёнхольцер Штрассе, дом 7 — близко от границы, но уже в ГДР.

На этот раз в Восточный Берлин отправилась Эллен Шау, невеста Доменико Сеста и тоже гражданка ФРГ. Она передала инструкции беглецам — собраться днём 14 сентября в трёх пивных близ Шёнхольцер Штрассе и быть готовыми по условному сигналу явиться в определённый подъезда дома номер семь, а затем подойти к подвалу.

В назначенный час Рудольф и Хёршель пробили потолок туннеля и оказались в подвале. Тем временем Эллен начала обход пивных. В первой она купила коробок спичек, тем самым подав сигнал сидевшим в пивной беглецам; во второй — стакан воды. В третьем она должна была заказать кофе, но… кофе не оказалось. Фрау Шау вышла из положения — громко возмутившись отсутствием кофе, потребовала рюмку коньяка, которую тут же и опустошила.

Беглецы и Эллен маленькими группами потянулась к подвалу. В шесть вечера по туннелю первыми проползли на Запад Эвелин Шмидт и её маленькая дочь. На западной стороне их встречали копатели и два оператора NBC. На переправку остальных ушло ещё несколько часов. Всего бежало 29 человек — именно поэтому туннель вошёл в историю как «Туннель 29».
Справа — ФРГ, слева — ГДР.

Йоахим Рудольф: «В голове проносились воспоминания, всё то, что мы делали, копая этот туннель. Как всё текло, как нас било током, вся эта бесконечная глина, не сходящие с рук мозоли. И глядя на беглецов, я ощущал невероятное счастье».

На тот момент это был самый крупный побег. За ним последовали и многие другие, в том числе с помощью подкопов. Люди продолжали бежать с Востока до самого падения стены и объединения Германии.

Вольфдитер Штернхаймер отсидел в тюрьме в ГДР два года. Эвелин Шмидт, первая сбежавшая по туннелю на Запад, стала женой Йоахима Рудольфа. Рувен Франк опубликовал вскоре после побега документальную драму «The Tunnel», которая получила три премии Эмми.

от admin