«В шубе и под одеялом» — вот принцип, которому следовали советские актрисы, желавшие не получить клеймо распутниц. Да и режиссеры были зажаты в тесные тиски цензуры, ведь в Советском Союзе секса не было, а снимали про любовь. И тем не менее Гайдаю удалось чуть ли не в каждый свой фильм вставлять откровенные сцены. И пусть пятая точка лентяя Феди из новеллы «Напарник» была показана в воспитательных сценах, то полюбоваться фигурами Натальи Варлей, Светланы Светличной, Натальи Селезневой, Риты Полстер, Ирины Феофановой и других красавиц приходила, пожалуй, вся мужская половина зрителей. О том, как режиссеру удавалось раздевать актрис и какие использовал хитроумные трюки, мы сегодня и расскажем.

Новелла «Наваждение», 1965 год

Однажды к режиссеру заглянули сценаристы Яков Костюковский и Морис Слободский с предложением. Они решили вновь выставить на экран прославившуюся ранее троицу — Труса, Балбеса и Бывалого, которые уже успели полюбиться зрителям. Но Гайдай не любил повторяться, поэтому поставил условие: наряду с новыми приключениями жуликов должен присутствовать сюжет и о положительном герое. Так появился отважный студент. Первоначально ему дали имя Владик, но цензоры увидели в имени пародию на инициалы Владимир Ленин, поэтому главного героя нарекли Шуриком. Его сыграл малоизвестный актер Александр Демьяненко, с которым режиссер как-то работал. Первая новелла, которую назвали «Напарник», повествовала о грубияне и лентяя, который благодаря усилиям Шурика получает перевоспитание.

Вторая традиционно рассказывала о похождениях троицы, волей случая тоже уличенной студентом и сданной в руки правосудия. А вот с третьей историей получилась заминка: актриса, игравшая студентку, должна была легко и непринужденно раздеться перед камерой. Вот только в середине 60-х найти молоденькую девушку, готовую принародно сделать это, было нелегкой задачей. Ведь такая сцена считалась верхом эротизма.

Конечно, на пробы к прославленному режиссеру приходили первые красавицы советского кинематографа: Марианна Вертинская, Наталья Кустинская и еще, по слухам, около трехсот актрис. Все они могли похвастаться обаянием и шикарными женскими формами. Но режиссеру требовалась почти наивная девичья красота. Ведь по сюжету героиня — еще студентка, которая перед экзаменом настолько увлечена изучением конспекта, что не замечает того, где, с кем и в каком виде она. В результате режиссер остановил свой выбор на студентке Щукинского театрального училища Наталье Селезневой. Девушка уже имела некоторый опыт съемок в кино, но это было совсем в детские годы. А на нынешний кастинг особых надежд не питала.

Внешность девушки понравилась режиссеру, — она была располагающей и по-девичьи целомудренной. Но вот как заставить «хорошую девушку Лиду» раздеться перед всей съемочной группой? Да еще так, чтоб она ни на секундочку не испытала чувства стеснения? Леонид Иовович решил сыграть на извечном женском чувстве. Он хитроумно поведал актрисе, что съемки предполагают обнажиться перед камерой. Только вот он несколько сомневается, ведь у героини должна быть идеальная фигура. Наталья естественно почувствовала себя уязвленной, и результат не заставил себя ждать: она непринужденно скинула одежду и предстала в одном белье. Впоследствии этот опыт пригодился актрисе при съемках того самого кадра новеллы «Наваждение».

Отдавая дань красоте Натальи, режиссер и в следующем своем фильме показал ее шикарные формы. В картине «Иван Васильевич меняет профессию» царь рассматривает на сцене плакат, на котором Селезнева сфотографирована в купальнике.

Примерный семьянин или тайный ценитель женской красоты?

Как вспоминала супруга Гайдая актриса Нина Гребешкова, в обычной жизни режиссер был весьма скромен и не давал ей поводов для ревности. Он лишь мог сказать: «Посмотри, какая красивая женщина», однако любование противоположным полом происходило у него издалека. А вот на киностудии он не стеснялся проводить фотопробы, выбирая на роль самых-самых. Надо отдать должное маэстро — женский эротизм в его фильмах был настолько тонко и вовремя подан, так органично вписан в текст, что даже во времена тотальной брежневской цензуры эти сцены не вырезали из фильмов. Это случилось лишь однажды, но об этом по порядку. Давайте вспомним все картины и красавиц, которые рискнули и получили массу наших искренних аплодисментов.
Гайдай и Гребешкова.

«Бриллиантовая рука», 1968 год

«Не виноватая я, он сам пришел» — эта фраза героини фильма ушла в народ. А произнесла ее Анна Сергеевна — по сценарию валютная проститутка. Но согласитесь — в ее соблазняющем танго и последующем конфузе нет и не капли пошлости. Свою роль актриса Светлана Светличная исполнила виртуозно.

«Спортлото-82», 1982 год

Ну а в этой картине появление Светланы Амановой средь бела дня в купальнике вообще не вызывает удивления. Ведь действие происходит в самый разгар курортного сезона. Море, жара, пляж — как еще ходить героине? Разве что по советским меркам он открыт чуть более положенного. Кстати, в этой картине появляется еще одна барышня в купальнике. Вспомните секретаршу директора туристической базы. Впрочем, ее можно было бы и не раздевать, однако режиссер не мог не обойти стороной красоту Луизы Мосендз.

«За спичками», 1980 год
А вот тут советскому зрителю осталось лишь облизываться — все самые смелые сцены в бане по понятным причинам были вырезаны. Но вот иностранные зрители смогли увидеть финку Риту Полстер в полной красе. И все же банная сцена с Евгением Леоновым и актрисой была снята куда целомудреннее, чем в современных фильмах.
«За спичками». Фрагменты из финской версии фильма. Смотрите на Ютубе с 8:55

«Частный детектив, или операция «Кооперация»», 1989 год

Наступили времена перестройки, и наоборот, после многих лет запрета обнаженное женское тело вошло в моду. Поэтому не стоит удивляться, что на этот раз героиня Ирины Феофановой появляется перед широким зрителем совсем в стиле «ню». Что поделать, время перемен.

«На Дерибасовской хорошая погода» 1992 год

В своем последнем фильме режиссер сумел раздеть и американскую актрису Келли Мак-Грил. Показал Гайдай еще и стриптиз — советские девушки танцуют его перед иностранцами. Поговаривают, что в одной из красоток можно узнать черты Нонны Гришаевой. Но так ли это — может ответить лишь актриса.

«Кавказская пленница», 1966 год

Ну и как же обойтись без любимой советской комедии? Спортсменка, комсомолка и просто красивая девушка Наталья Варлей попала на съемки случайно. И без раздумий сняла одежду — ей, артистке цирка, было не привыкать выходить на публику в гимнастическом костюме. В фильме есть эпизод, когда Ниночка спасает из ледяной речки незадачливого знакомого Шурика, а затем они сушат вещи. Режиссер был настолько очарован непринужденной красотой девушки, что оказывал ей тайные знаки внимания.

Об этом писала сама Наталья Варлей в автобиографической книге «Канатоходка». Однажды под каким-то предлогом режиссер зазвал молоденькую актрису в свой номер и начал целовать. Наталье удалось вывернуться и убежать, а раздосадованный режиссер впоследствии «отдал» голос Ниночки Надежде Румянцевой — она озвучила героиню. Но так ли было на самом деле, или это домыслы обиженной актрисы — мы уже не узнаем.

от admin