В октябре 1990 года, после объединения Германии, летательные аппараты ВВС Национальной народной армии ГДР влились в состав люфтваффе. Борта самолетов украсились крестами и новыми эмблемами эскадрилий.

Немецкие пилоты 731 (71) эскадрильи эскадры Штайнхофф Люфтваффе очень трепетно относились к МиГ-29, особо отмечая его фантастическую маневренность и ремонтопригодность.

Сначала командование Люфтваффе отнеслось к советским истребителям, стоявшим на вооружении ВВС ГДР, довольно скептически, но, прикинув экономические аспекты, приняло решение оставить в эксплуатации 24 истребителя «МиГ-29» (20 одноместных и 4 двухместные машины) советского производства. Для технической поддержки немецких «МиГов» в 1993 году было создано российско-германское совместное предприятие MAPS (MIG Aircraft Product Support GmbH).

В Бундесвере их часто называли «русскими». Лётчики особой 1-ой эскадрильи Люфтваффе , приписанной к 73-му тактическому крылу «Штейнхофф» и вооруженной унаследованными от ГДР МиГ-29 «9-12», слыли среди коллег «чужаками» и всегда держались обособленно. И это несмотря на факт, что многие из них никогда не служили в Народной Армии ГДР и закончили военные институты в Западной Германии, с соответствующей идеологической накачкой. Но стоило молодому лётчику попасть в 1-ую, его как-будто подменяли. Пилоты эскадрильи переговаривались между собой по-русски, использовали советские карты, и в целом, вели себя так, словно они до сих пор находились в рядах Luftstreitkräfte, ВВС Национальной Народной Армии Германской Демократической Республики. Лётчики специальной американской эскадрильи «Агрессор», которые должны были изображать и полностью вживаться в образ «врагов Америки» для проведения учебных боёв, выглядели на их фоне как бездарные артисты погорелого сельского театра.
ГДР первой из соцстран получила МиГ-29, как самый надежный союзник. Из 24 самолётов всего один стал жертвой авиапроисшествия. В 2003 году, через 23 года после начала эксплуатации полякам были переданы 22 германских МиГа.

Русский язык у немецких пилотов тоже оказался оружием. Когда в середине девяностых они впервые провели учебные схватки с американскими профи из флоридской эскадрильи «Мародёрс» на Ф-18, те сильно жаловались на специфический сленг немецких пилотов с обилием незнакомых русских слов, который сильно их дезориентировал. Так они оправдывали факт, что «Шершни» «всухую» проиграли все ближние схватки юрким «Мигам», а на средних и дальних дистанциях, где Ф-18 отдавалось заведомое преимущество, счёт неожиданно оказался равным. После маневренных боёв уверенные в своих силах «мародёры» вылезали из истребителей похудевшими на несколько килограммов и полностью измотанными как физически, так и морально.
МиГи и Ф-18 в небе над Германией.

Немцы любили и досконально знали свои Fulcrum (МиГ-29 в кодировке НАТО) и выжимали из них всё лучшее, что было заложено советскими конструкторами. Один из командиров эскадры «Штайхофф» Манфред Менге, уже после отставки написал в памятной книге РСК «МиГ», что «двадцать девятый» стал его настоящим другом и он готов поставить ящик отличного французского шампанского конструктору этого самолёта. В объединенной Германии «МиГи» дважды модернизировали с помощью российских специалистов и серьезно рассматривали вопрос о продлении их службы в рядах Люфтваффе до 2006 года. Но не сложилось. В США были сильно недовольны такой наглой рекламой техники врага, поверженного в «Холодной войне», и надавили на немецкие власти. В 2003 году все 22 самолёта были переданы полякам за символическую сумму 1 евро. Польские специалисты тоже творили на них чудеса, но это уже другая история. А последней каплей, после которой немцам буквально пришлось расстаться с полюбившимися им самолётами, стали маневры над Сардинией летом 1998 года. Они стали своего рода прощальным бенефисом МиГов, и «лебединой песней» всей эскадрильи.
Совместные полёты МиГ-29 и истребителей НАТО над базой АВиано, Италия. Лето 1998 года.

В августе 1998 года на итальянском острове Сардиния, в авиабазе НАТО в местечке Дечимоманну, состоялись крупнейшие после «Холодной войны» маневры НАТО, которые должны были стать своеобразной выставкой достижений истребительной авиации Альянса. Пилотов 1-й эскадрильи пригласили туда для создания наибольшего «эффекта присутствия» потенциального противника и они уж постарались от души. Немцы несколько дней подряд накручивали до темноты в глазах натовских пилотов на Ф-15, Ф-16, Ф-18 и французских «Миражах». Один из пилотов эскадрильи, Оливер Франк, потом говорил в интервью немецкому журналу FliegerRevu, что им иногда приходилось пропускать ближние выпады американских и французских истребителей, чтобы «не огорчать коллег». Маневренные схватки с лёгкими Ф-16, и с тяжёлыми Ф-15, и с крепкими французскими » Мираж-2000″, а их состоялось более двух десятков, немецкие лётчики фактически не проигрывали ни разу. Манёвры в Сардинии стали одной из генеральных репетиций грядущих бомбардировок Югославии. Немцы на «МиГах» ещё провели учения в Германии и после этого их перестали допускать к полётам. В 2000 году все пилоты эскадрильи были досрочно уволены и негласно лишены возможности делать дальнейшую карьеру в Бундесвере. В отличие от коллег из Народной Армии ГДР им ещё повезло. Тех вообще выгнали взашей после Объединения Германии, лишив не только наград и званий, но и заслуженной пенсии.
Раскрашенные в цвета национального флага, МиГи нередко принимали участие в показательных выступлениях Люфтваффе, где демонстрировали необычайную маневренность.

от GazizaFup