Бывшая звезда фильмов для взрослых пожаловалась на съёмки

Миа Халифа разоткровенничалась с фанатами, рассказала, с чего начинала и как её обманули, и потребовала от порносайтов удалить её видео.
На «реалфишках» уже было несколько постов про популярную американскую порноактрису Мию Халифу (Mia Khalifa). Может, по имени вы её не очень хорошо знаете, но если хоть раз листали PornHub, то наверняка знакомы с её творчеством. Миа регулярно входит в списки самых популярных и самых богатых порнозвёзд, хотя доходы она получает не от порно и уже давно не снимается в фильмах для взрослых, да и вся её порно-карьера продолжалась всего 3 месяца.

Десятки роликов, отснятые за это короткое время семь лет назад, до сих путешествуют по интернету, включаются в различные подборки, загружаются под новыми именам, так что у мужчин по всему миру возникает впечатление, что Миа до сих пор работает. Это, конечно, накладывает отпечаток на всё, чем бы она теперь не занималась. А она много чем занимается: играет в сериалах, комментирует спортивные матчи, работает моделью.

Основной доход Халифе приносят соцсети, где она в очередной раз пожаловалась на нелёгкую судьбу бывшей порноактрисы. Она рассказала, что от тех трёх месяцев до сих пор не может отмыться, а ещё поведала историю, которая произошла с ней в период работы в порно.



«Я об этом никогда не говорила, потому что меня заставили думать, что меня засмеют, если я решусь рассказать свою историю.

Сейчас я чувствую себя в безопасности и в то же время я чувствую необходимость выговориться о том, что преследует меня со времён моей недолгой работы в индустрии».
Надо отметить, что рассказывает Миа о том, что произошло после того, как она снялась в наделавшем шуму порно в хиджабе. После этого ролика от неё отказалась семья, её прокляли на родине в Ливане, за её голову террористы обещали крупную сумму. Тогда ей было всего 19 лет.

“Когда моё видео в хиджабе было на пике популярности, исполняющий продюсер студии Bang Bros Джордан Сиббс сказал мне, что в город приехал родственник его девушки, который снимает для журнала Vogue. Он сказал мне, что у меня есть возможность пробиться в ведущие журналы, что работа с этим фотографом даст отличный старт карьере. Я загорелась этой идеей, я была рада и польщена. Я решила, что ужасная ситуация, в которой я оказалась, сможет обернуться чем-то хорошим.

Фотографа вроде бы звали Кристиан. Я приехала в главный офис Bang Bros, не имея ни малейшего представления о том, чего можно ожидать от этого “настоящего фотографа”. Я думала, что мы поедем сниматься в какое-то красивое место.

Когда мне сказали, что меня не будут гримировать и делать мне причёску, я заподозрила неладное. Но я никогда не была на “настоящих” фотосессиях и не хотела ненароком обидеть фотографа, вдруг он расскажет об этом в Vogue!
Меня привели на крышу промышленного здания на окраине, кроме меня и фотографа там больше никого не было. Мне дали в руки хиджаб и два бутафорских автомата. Я надела хиджаб, взяла реквизит и стала принимать позы, которые он просил.

Его просьбы быстро перешли от дерзких до непристойных. Я была слишком напугана, чтобы возразить ему. “Что если это на самом деле для Vogue? Что если он разозлится? Что если он столкнёт меня с крыши?” — вот какие мысли были у меня тогда в голове. Этот человек был мне не знаком, и у меня от страха душа ушла в пятки.

Когда мы закончили съёмки в хиджабе, я подумала, что всё закончено, и направилась к выходу. Но он сказал, что освещение сейчас идеальное, поэтому у него есть идея ещё для нескольких кадров.

Он сказал мне снять хиджаб и нижнее бельё и встать у стены. От страха у меня бешено забилось сердце. Вы, наверняка, думаете: “Ну и что такого? Ты же занималась сексом на камеру!” Но вы должны понять, какой страх испытывает женщина, когда она беззащитна.

Я была в ужасе, я чувствовала себя беззащитной, использованной дешёвкой.

Когда я принимала не ту позу, он подходил и поправлял меня. Я хотела закричать и вцепиться ему в лицо.

А потом он потрогал меня за грудь и похвалил её. До сих пор помню холодный метал его колец на своей коже”.
Потом Миа пишет, что ей понадобились годы терапии, чтобы справиться с последствиями той съёмки. Она также высказала уверенность в том, что продюсер и фотограф были в сговоре. Через неделю после фотосессии BangBros создали от имени Халифы вебсайт, куда загрузили фото с крыши. Ранее доменное имя для этого сайта принадлежало Халифе, но продюсер каким-то образом вынудил продать ему адрес всего за один доллар. Миа пишет, что не получила денег за ту съёмку, что она тогда не осознавала, что была пешкой в руках мужчин, которые совратили её и обращались с ней по-скотски.
Многие коллеги Халифы обрушились на неё с критикой. Они обвинили её в ловле хайпа при помощи нытья о “жестокости” порно-бизнеса. Дескать, только стоит ей пустить слезу о жестокости порно, как у неё появляется новая сотня тысяч подписчиков. Простые пользователи соцсетей не поняли, как можно трахаться на камеру, а потом испугаться сняться обнажённой, но кто-то, и их не мало, поддержал Мию в и даже запустил хэштег в её поддержку.

А вот история о первых шагах Халифы в порно для полноты картины. Миа в интервью сайту hero-magazine.com рассказала, что как-то ей предложили сделать фотосессию для одного сайта и вручил визитку. Она посмотрела сайт, увидела, что там сплошная обнажёнка, но всё же решила попробовать себя, понадеявшись, что родители и друзья не узнают. Офис компании ей очень понравился. Все были с ней вежливы, обходительны, наливали кофе и хвалили причёску. Атмосфера там была располагающая не только к фото, но и к видео, и к тройничку, и к глубокой глотке, и к хиджабу. Во время съёмок адреналин бил ключом, ощущения были непередаваемые. Халифе понравилось сниматься, ей нравилось, как с ней там обходились (даже бегали ей за кофе), она с удовольствием соглашалась на новые предложения. И в общем-то всё хорошо, но вот “белые мужчины” (она особенно это подчеркнула) попросили её подписать контракт. 19-летней Халифе никто не подсказал дать контракт юристу или хотя бы самой прочитать его. “То есть вас специально подталкивали к тому, чтобы вы подписали контракт не глядя?”, — спрашивает журналист. “Конечно, — отвечает Миа,- меня попросили подписать контракт сразу при них. У меня так дрожала рука, я не могла ни о чём думать”.
Миа действительно лоханулась. Белые мужчины зарабатывают на её роликах миллионы долларов, часть из которых по логике должна принадлежать ей. Юристы бывшей звезды безуспешно судились и с тем продюсером Bang Bros и с порносайтами. Для сравнения от Pornhub Миа получила 9 тыс. фунтов, хотя сам сайт заработал на ней более 50 млн долларов, по оценкам юристов Халифы. Однако от PornHub актриса не требует удалить ролики, потому что этот сайт даёт возможность работать “сильным и независимым женщинам, владеющим правами на контент, который сами и производят” (цитата по её Твиттеру). А ко всем остальным у неё серьёзные претензии.

Короче, тут суть в том, что девушка работала три месяца, и этими тремся месяцами могла бы кормить себя всю жизнь, если бы читала контракт и не продавала сайты за один доллар. Но ей было всего 19 лет, да и мужчины эти белые, будь они неладны. Поэтому теперь Халифе приходится вкалывать на трёх работах: Твиттер, Тик Ток и Инстаграм. Кстати, вся эта движуха и началась с Тик Тока, где Халифа недавно зарегистрировалась. Там она и разыграла свою карту, отметив, что в других соцсетях её постоянно хейтят и травят, стоит ей заикнуться про трудности жизни бывшей актрисы для взрослых, а тут отнеслись с понимаем.

А вы что по этому поводу думаете?